Историческая локация церкви

Откуда берётся уверенность, что от нашего личного богословия, то есть от того, как мы сами восприняли слово Божье, все окружающие должны быть в диком восторге?

Приветствую всех тех, кто найдёт несколько минут на чтение этого паблика. Уже около года я начинаю отчётливо замечать по косвенным признакам и ощущаю в духе (если это выражение вам о чём-то говорит) некую смену времён. Глобальные исторические процессы редко имеют настолько чёткие контуры, как нам бы этого хотелось, и различение времён, весьма не подъёмное дело для обывателя, погруженного в рутину. Приземлённое бытовое мышление не даёт человеку видеть горизонт, и тем более подняться над ним, поняв своё местоположение, роль, и цель. Однако, Бог во все времена делится с церковью частью Своего видения, которую она способна вместить. Проходит время, и богословы вновь и вновь находят подтверждение тому, что всё происходящее ранее было описано, и предсказанно.

Церковь, как средоточие сверхъестественного на Земле, на основании своего совокупного опыта, призвана быть особо чуткой к откровениям Господа.
1Кор 14:31: «Ибо все один за другим можете пророчествовать, чтобы всем поучаться и всем получать утешение.»
1Кор 14:31: «Вы все можете по очереди пророчествовать, чтобы все могли получить наставление и ободрение.»
Итак, не делая себя каким-то особенным, но лишь по обетованию претендуя на право быть одним из всех, кто может говорить открытое Богом, я делюсь этим с вами.

Уже несколько лет я пишу и говорю о том процессе, который Церковь проходит в наши с вами дни. Это процесс освобождения от оков организованной людьми религии. Многие получают это откровение, некоторые дерзают менять свою жизнь, есть и те, кто спотыкается на пути. Конечно, Бог умеет худое делать добрым, и любой негативный опыт менять в позитивный, но это не означает, что Его святая воля в существовании сотен тысяч христианских деноминаций, взаимно противоречащих друг другу. Конфессии благополучно продемонстрировали нам как не надо делать и мыслить, но это автоматически не сделало нас носителями истины. Уйдя с религиозного конвейера, мы просто освободились от среды, в которой по обыкновению бурно растёт злой корень. Это даёт значительное преимущество, но не избавляет от всего богоборческого наследия, так называемой закваски.

Многие, дорогие мне братья, прошедшие уже не малый духовный путь, оказались не столь успешны в способности вмещать друг друга. В их естестве притаилось нечто из прошлой жизни, — религиозный фундаментализм. И не так важно, что конкретно каждый из них использует в качестве платформы для своего исключительного и категоричного мнения. Будь это историко-текстологический академический подход, или отчаянный индивидуальный инспиравтивный мистицизм, или с виду адекватный микс первого и второго. Каждый склонен свой отвес считать неоспоримым, и верным.
Именно так, достаточно зрелые христиане, по факту демонстрируют инфантильность в вопросе осмысления многогранности Церкви Христовой. И откуда берётся эта уверенность, что от нашего личного богословия, то есть от того, как мы сами восприняли слово Божье, все окружающие должны быть в диком восторге? Кто-то запрещает себе то, что мы позволяем, — он дремучий законник и религиозник. Кто-то позволил себе то, что мы считаем недопустимым, — он поверхностный христианин. На любого, отважившегося задать нам критичный вопрос, мы смотрим с подозрением и опаской, а те, кто отважились с нами спорить, становятся нашими идеологическими противниками.

В данном случае я не считаю себя вправе быть неким рефери, судить или освистывать. Моё положение не ниже и не выше, я из того же теста, что и все другие. Просто Бог дал мне уже не впервые оказаться между молотом и наковальней, невольным свидетелем того, как действительно любимые и уважаемые мной братья по вере избивают друг друга словами Господа, и собственным духовным опытом. Братья, если мы даже на начальном личностном уровне пригодны к единству только на наших условиях, де-факто мы носим в себе горький корень деноминационных разделений. Если при первейшем разномыслии, мы начинаем яростную полемику, — мы просто горячие юнцы, а не мужи веры. Так мы позорим добрый путь свободы, становясь типичной, и во многом справедливой иллюстрацией для очередной кафедральной страшилки. Так мы расписываемся в своём внутреннем сектантстве, в тот же момент нападая на сектантство внешнее. Диссонанс очевиден, но признать его адресно, применительно к самому себе, не так легко. Злой корень, почуяв неладное воскресит в памяти страшного зверя по имени Экуменизм, и оправдает наш элементарный человеческий эгоизм и упрямство, а отказ от конфронтации назовёт бесхребетностью. Вот суть примитивных, но почти безотказно работающих внутренних установок.

Такие времена, братья, сёстры. Пора остановиться в демонстративном пренебрежении иным мнением, лишь своё собственное считая Божьим. Мы приглашены к зрелости, а она проявляется не только в умении самостоятельно стоять в вере, но и в способности общаться и вмещать друг друга, взаимно принимая и служа дарами и призваниями. Повод думать, исследовать, молиться.
Такие времена..

Кувичинский В.А.

поделиться:

Автор Кувичинский Виктор 118 Articles
Христианин, семьянин, бизнесмен, музыкант.

1 Comment

  1. Однажды православного служителя, человека не пустого, спросили: «Почему вы не несете истины так, как в Евангелие? Почему не проповедуете слова Божьего?» На это последовал ответ: «Не настало еще время». Я думаю, что время «собирать камни» настало еще в первом веке. И когда Иисус говорит, что несите слово истины, то надо это делать. Часто нас не понимают. Часто мы думаем, что непросто нести истину. Но Бог знает нас и знает, что мы делаем сегодня. И те религиозные устои, которые есть мы призваны и начали разрушать живым словом Божиим. Никто из нас не должен думать, что наш труд напрасен. Мы делаем Божье дело! И это ГЛАВНОЕ!!!

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*